Татьяна Апраксина

Второй год эпохи блюза. Интервью главного редактора

Из номера: 06. Метафора
Оно

 

Стоит напомнить, что речь идет не просто о газете. «Апраксин Блюз» — явление во многом исключительное, опровергающее привычные представления (о средствам массовой информации, в частности) и правила. К нашему изданию нельзя подходить с обычными мерками. Чтобы его оценить, необходимо учитывать качества, присущие ему одному.

— К примеру, среди наших постоянных читателей немало тех, кто вообще никогда не берет в руки никаких газет и с трудом припомнит два-три наиболее ходовых названия.

— Концепция газеты в корне разнится от прочих. При том, что в газете нет и тени оригинальничанья, она по сути своей неповторима и неподражаема — как самостоятельная мысль или как произведение искусства. Этим же определяется и то. что у нас нет и быть не может конкурентов.

— Нам повезло бесконечно: нам посчастливилось создавать то, чего никогда не было. Мы занимаемся уникальным делом — сегодня, когда характер и принципы газеты вполне определились, можно утверждать это, опираясь на пройденный опыт н на факты. След в истории нам обеспечен. Это значит, что мы должны быть особенно требовательны и даже придирчивы — в первую очередь к себе, конечно.

— В определенном смысле можно считать, что «Апраксин Блюз» — сенсационное издание. Это относится не только к необычности его основы. Каждый номер газеты почти сплошь состоит из сенсаций.

— Прежде всего, это исключительио первые публикации, это абсолютно не газетный стиль изложения: «Апраксин Блюз» полностью лишен журналистских штампов, которые, кажется, уже перестали усваиваться сознанием и способны выхолостить суть самых нетривиапьных сообщений или мнений.

— Еще одна своеобразная черта — то, что иностранные корреспонденты пишут по-русски, что сохраняет специфику и образность родной для них культуры. То, что газета старается не допускать стилистических и рамматических небрежностей, тоже не лишним будет отметить.

— Кроме этого, каждый номер содержит материалы, которые с полным правом могут быть отнесены к разряду ярко выраженных сенсаций — причем сенсаций, не подверженных ни старению, ни опровержению. В качестве примеров за прошедший год можно привести следующие: ошеломляющие выводы археолога о происхождении человеческой мысли (Г.П.Григорьев, «Рождение мысли», N“3), смелую трактовку ученым личности Сократа (Н.В.Серов, «Цвета Сократа», «Человек Сократа», №4, 5 ), блестящие переводы: одного из ранних парижских рассказов Генри Миллера («Улица Лурмель в тумане», пер. Л.Житковой, №3) и подборки миниатюр Петера Альтенберга («Как я это вижу», пер. Г.Снежинской, №1). В последнем, шестом, номере укажу на впервые публикуемую фотографию реконструированной египетской лютни 2 тыс. до н.э. (В. Мешкелис, «Музыка из глубины веков на Кипре»). Я бы с удовольствием продолжила список — достаточно открыть любой номер газеты…

— Действительно, мы все время ищем и отбираем самое лучшее (и обязательно из первых рук). Учитывается и ценность самого предмета, и самостоятельность суждения, достоверность, литературные достоинства. Свою «изюминку» содержит каждая публикация, при этом их обилие не утомляет: сложность и профессиональная глубина одних уравновешивается скромностью и доверительностью других. Чувство меры не позволяет игривости перейти в заигрывание, а серьезности — стать напыщенной. Ничто не кричит о себе, во всем есть качество искренности и доверия. Есть простота, но нет посредственности. — Конечно, «Апраксин Блюз» — блюдо для гурманов. Мы сами гурманы, поэтому и читателям предлагаем тщательно отобранные и приготовленные для них «сливки», редкости — предлагаем разделить радостное изумление от находок, среди которых попадаются настоящие шедевры. «Апраксин Блюз» неустанно составляет растущую коллекцию редкостей, которую собирает для своих читателей.

— Это и есть основа газеты, ее фокус. «Апраксин Блюз» — это прежде всего разговор человека с человеком, в котором нами руководит чувство уважения к собеседнику. Мы любим всех своих читателей и не сомневаемся в их способностипонимать и ценить то, что представляется достойным интереса нам самим. К общению с читателями мы относимся очень серьезно: в газете нет ни одной дешевой строчки. От первого слова до последнего это полноценный литературный текст. Должно быть, именно этйм вызваны ошибочные обвинения в снобизме. Однако мы никогда не питаемся навязать свое мнение или пустить пыль в глаза.

— Газета представляет развернутый диапазон интересов, не противопоставляя их друг другу, не сталкивая лбами. «Апраксин Блюз» дает практическую схему нового принципа внутренней компоновки периодического издания. Более того: в этом можно видеть новую модель организации сознания, за которой открывается большое будущее. В этом смысле «Апраксин Блюз» начинает новую эру, создает ее законы и сам развивается в соответствии с ними.

— Творческий метод газеты — хорошо подготовленная спонтанность. Каждый номер дает свой ракурс, концентрируя впечатления в одном общем образе. В этом та есть мудрая простота, которую трудно объяснить. Комбинация отдельных фрагментов образует самостоятельный организм.

— Поэтому развитие и проходит в соответствии с природным циклом. Оно имеет фазы качественных изменений которые не всегда просто прослеживаются, но всегда тщательно подготавливаются — исподволь и заранее. Это внутренний процесс, в нем нет ничего случайного, все части целого имеют свое место и все связаны между собой.

— Издание имеет ярко выраженный индивидуальный характер — его невозможно спутать ни с одним другим. За год газета усовершенстовала свою форму, она имеет узнаваемый продуманный облик; определился также его оптимапьный объем и установился наиболее оправданный тираж (в соответствии с характером программы). Сложился и постоянный круг читателей.

— «Апраксин Блюз» читают не только в Петербурге. Мы получаем письма из самых экзотических мест, а, например, в Токийском Университете газету используют в учебном процессе при обучении русскому языку.

— С другой стороны, «Апраксин Блюз», вне всяких сомнений, продолжает культурную традицию Петербурга в самом явном виде. Это выражается в свойственных культуре нашего города акцентах, ракурсах обостренного интереса,системе ценностей.

— То, что газету иногда называют «салонной», справедливо разве что в том смысле, что она вполне сравнима с содержательной беседой, в которой участвуют люди, хоть и незнакомые между собой, но интересные друг другу. Часто этот интерес впоследствии приводит к действительному знакомству, так что «Апраксин Блюз» в самом деле соединяет не только на своих страницах.

— Важно то, что соединение это никак нельзя назвать формальным, оно происходит на общей основе, которая роднит всех: это наглядно демонстрирует и подбор материала в газете — здесь нет постоянных рубрик, это не библиотека, где знания — по разделам. И от авторов мы ждем того, чем могут пренебречь другие издания. Главным здесь назову градус отношения. :

— Любые придирки к газете (редкие, надо признать, — в основном к ней относятся очень н очень хорошо) вызваны, на мой взгляд, только излишней привязанностью к привычным формам, некоторой растерянностью из-за невозможности отнести «Апраксин Блюз» ни к одному из известных разрядов.

— Неординарность газеты выражается и в том, что она не ограничивается сугубо издательской деятельностью, а проводит свою политику в самых разнообразных формах. Так, в течение прошедшего года «Апраксин Блюз» провел не знающий аналогов фестиваль творческих созвучий «Мартовское соло», участвовал в организации и проведении отдельных концертов, внес свои предложения и представил широкий спектр оригинальных проектов на Всероссийском форуме «Невостребованная оссия», выпустил тираж аудиокассет с записью мужского хора ИПК «Валаам».

— Сейчас, когда работа по выпуску газеты в определенной степени, наладилась, мы параллельно готовим к осуществлению целый список фантастически интересных и ни на что не похожих проектов.

—Любой вид работы в газете способен доставить большое удовольствие. И это — высшая форма удовольствия. Временами это дает ощущение полного счастья и сполна окупает неизбежные тяготы и потери. Мне хочется всех пригласить испытать радость творчества вместе с нами. «Апраксин Блюз» — не тайное общество и не закрытый клуб. Места хватит и для новых авторов, и для новы хдрузей и сотрудников.

— Это действительно творчество — в полном смысле слова. Мы дорожим тем, что мы делаем. К тому же это работа, которая стоит очень дорого — и это необходимо сознавать. Вот так, и по большому счету, и определяется место газеты: в этом смысле она действительно является откровенно элитарным, коллекционным изданием, беспрецедентным и труднодоступным. В какой-то степени встреча с ней может расцениваться, как знак судьбы. Справедливость этого утверждения подтверждается примерами.

— У всех, кто так или иначе связал себя с «Апраксиным Блюзом», рождается совершенно особое к нему отношение. Не значит ли это, что постепенно наступает эпоха ВСЕОБЩЕГО БЛЮЗА?

— Мы работаем на будущее и отдаем себе полный отчет в важности этого дела. Оно требует и жертв, и готовности к риску, но оно их стоит. Никто не ждет от него личной выгоды, и никто на нем не наживается. Трудно поверит, но этот «Апраксин Блюз» девственно чистый от малейших коммерческих признаков, не только не сдается, но и разворачивается со все большей мощью.

— Мы ничего не просим и не требуем (уважая всего самоценность данной нам возможности), но всем, кто так или иначе вносит свой благородный вклад в наше общее дело, поддерживая и развивая его, «Апраксин Блюз» безмерно признателен и благодарен.

Поделитесь мнением

*